среда, 5 марта 2014 г.

НАЦИОНАЛИЗМ КАК ИНСТРУМЕНТ УНИЧТОЖЕНИЯ ГОСУДАРСТВ



НАЦИОНАЛИЗМ  КАК ИНСТРУМЕНТ УНИЧТОЖЕНИЯ ГОСУДАРСТВ
Финансовый фашизм продолжает победное шествие по планете – его очередной жертвой пала Украина. В качестве орудия, уничтожающего страну, финансовая мафия  в очередной раз использовала  национализм. Самое опасное, что победу майдана приветствовали так называемые «русские националисты» - значит, и в России возможно будет разжечь майдан тем же националистическим топливом. Поэтому стоит разобраться,  что такое национализм?
Этнос и нация
Что такое национализм как социальное явление? Чтобы ответить на этот вопрос следует разобраться в путанице между понятиями «этнос» и «нация», «национализм» и «патриотизм», которая существует в общественном сознании, и на которой спекулируют люди, называющие себя националистами. В данном случае без краткого экскурса в историю не обойтись.
Первые социальные общности возникли 50-60 тысяч лет назад в виде родовых общин. Затем начинается длительный исторический процесс объединения родовых общин в племена, племён в этносы, а затем уже этносов в нации. Следовательно, племя, этнос, нация – этапы  мировой человеческой интеграции, осуществляющейся в результате развития экономических, культурных и политических отношений между социальными общностями. Этнос и нация имеют сложную социальную структуру: этнос – это одновременно надплеменная и многоплеменная общность. Аналогично и нация является, одновременно, надэтнической и многоэтнической общностью людей.
В отличие от этноса, сохраняющего в себе живые следы родо-племенного прошлого и живущего в значительной степени традиционными  патриархальными отношениями, нация есть, прежде всего, культурно-экономическая и политическая общность. В настоящее время абсолютное большинство человечества объединено в нации.
Русская нация своими корнями уходит в тысячелетнюю историю великоросского  и других этносов России. В  XVII веке в результате  перерастания великоросского государства – Московского великого княжества в Российскую империю, происходит включение в политическую, экономическую и культурную жизнь страны все новых и новых этносов и начинает складываться многоэтническая общность с тенденцией превращения в нацию. В течение всех веков существования Российской империи шёл процесс вызревания русского национального языка и культуры, национальной экономики и национальной государственности.
После Великой Октябрьской революции и формирования Советского Союза в русскую нацию влилось множество  этносов.  Свою силу  обогащённая русская нация убедительно продемонстрировала в годы Великой Отечественной войны. После войны перед русской нацией открылась перспектива воспользоваться плодами победы, но этого не произошло. После смерти Сталина развитие русской нации было существенно искажено национальной политикой, основанной на идее дурнопонятого интернационализма,  где русский этнос дискриминировался, обрекался на роль вечного донора.  Делалось это якобы для сохранения целостности СССР путём  развития национальных окраин в ущерб русскому центру. Оскорблённое достоинство русских,  их политическое и экономическое унижение стали питательной средой для тех, кто стал эксплуатировать идею «русского национализма». 
Согласно идее извращённого  советского «интернационализма»  проводилась политика взращивания этнократических элит Союзных республик, что послужило одной из основных причин развала СССР. Русская нация оказалась настолько ослабленной, что не смогла противостоять ни пресловутой «перестройке», ни либеральному перевороту в 1991-1993 гг. Слабость русской нации явилась главной причиной поражения СССР в Холодной войне.
Сегодня Россия – мононациональная, но полиэтничная страна, ибо русская нация включает множество этносов. Нации, объединенной только государственно-правовыми отношениями, не может быть по определению. Безэтнического и безнационального государства не бывает. Мы должны признать: либо российское государство – русское национальное государство, либо это временное политическое образование.
Из сказанного выше следует, что русский тот, кто живёт интересами русской государственности,  экономики, культуры, сформированной всеми этносами, образующими русскую нацию, кто является патриотом  России.
Те, чья «хата с краю» (даже если это этнические русские),  остаётся погружённым в архаичные социально-биологические отношения и, по сути дела, ещё не стали русскими.
С другой стороны, представители не русских этносов, приобщённые к интересам русской государственности, культуры, экономики, патриоты России – это  русские люди, даже если они таковыми себя не называют, поскольку не  причисляют  себя к великорусскому этносу.
Мы не выберемся, из всей этой путаницы, пока не поймем, что этническая  общность – это  остатки родоплеменных отношений. Нация же – общность более высокого порядка, чем родоплеменные отношения, общность, объединенная более развитыми национальными,  культурными, политическими и экономическими отношениями. Поэтому основной признак национальности человека – не этническое происхождение, а то, что национальные интересы являются его личными интересами, иначе говоря, его патриотизм. Патриотизм основан не только и не столько на инстинктивной, эмоциональной привязанности к Родине, характерной для этнического патриотизма, сколько на осознании, понимании единства интересов личности и нации.

Кто такие «русские националисты»?

Кто же такие русские националисты? Ответ на этот вопрос затруднён тем, что они выдают себя за тех, кем на самом деле не являются. В соответствии с этимологией слова «национализм», националисты должны бы быть приверженцами нации. Но это не так. Они, по сути дела, выдают себя за выразителей интересов этноса, а не нации. В связи с этим их следовало бы назвать «этноцистами». При ближайшем рассмотрении выясняется, что отношение к этническим интересам у них также спекулятивное, ибо лозунгами борьбы за права этноса они прикрывают интересы сугубо групповые, корпоративные, личные. Так что национализм, по своей сути, это групповая, сословная идеология, выражающая интересы не этноса в целом, а лишь его части, борющейся за свои сословные привилегии.
Интересы нации и этносов, входящих в состав нации,  в общем едины. Отстаивание этих общих интересов – сущностная задача патриотов, а не националистов. Националисты же противопоставляют национальные и этнические интересы. Так что националистическое движение есть борьба за привилегии феодальных, по характеру своему, сословных, этнократических группировок. Это эгоцентрическая, корпоративная идеология в наше время представляет собой откровенно реакционное явление.
Национализм отягощен двумя опаснейшими «болезнями»: этническим расизмом и сепаратизмом. Все националисты исповедуют расистскую идею «антропологического» и культурного превосходства своего этноса над другими этносами, даже если не декларируют
этого открыто. При этом они спекулируют на генно-биологическом родстве представителей этноса, на их этническом патриотизме. Чрезвычайная вредность и необоснованность националистических притязаний доказана не только наукой, но всей человеческой историей. Что касается этнической культуры (фольклора), то её  ценность общепризнана: она послужила и продолжает служить той базой, на которой развивается культура национальная. Вместе с тем, следует подчеркнуть: уровень всех этнических фольклорных культур, в принципе, равен, а качественное их сравнение невозможно, из-за их уникальности, оригинальности. Так что нет оснований какую-то фольклорную культуру считать совершеннее других.
Вредность расистских идей столь велика, что всякая попытка реализовать их превращает националистов в силу,  враждебную  патриотическому движению.
Вторая, не менее опасная, болезнь националистов – их сепаратизм, их стремление вопреки этническим и национальным интересам создать этническое государство. Имея своей главной целью приобретение групповых, сословных привилегий, националисты не могут не быть сепаратистами. Мы видим на примере бывших республик СССР и наших российских автономий: льготные условия для этнических элит легко превращаются в привилегии феодального характера.
 «Властолюбивые и честолюбивые замыслы местных бонапартиков, корыстные интересы местной элиты, стремящейся освободиться от контроля сверху с тем, чтобы свободно грабить свой собственный народ, столь же эгоистические интересы местного чиновничества, жаждущего закрепить за собой должности, местных предпринимателей, стремящихся вытеснить опасных конкурентов, амбиции местной интеллигенции, желающей монополизировать за собой сферу духовной жизни и хлебные места в системе образования, науки, культуры и т.п. Все эти группы оперируют к родным массам, спекулируют на различных теневых сторонах жизни и стремятся выдать себя за истинных защитников их интересов».
(Семенов Ю.И. «Этносы, нации, расы» http://scepsis.net/library/id_75.html)
      Это – точная характеристика так называемых  «русских националистов», завидующих этнократии российских автономий, страдающих недугом сепаратизма. Об этом свидетельствует бытующие среди них бредовые идеи создания «чисто русского» государства, хотя создание этнического государства невозможно, особенно в современной ситуации глобализации. Яркий пример - Израиль, экономика которого существует исключительно благодаря внешней подпитке, и которое тем не менее растворяется вследствие активной реэмиграции.  Сепаратизм, в том числе и «русских» националистов, непосредственно направлен на разрушение государства. Поэтому отношение патриотов к нему может быть только негативным.
Ведя борьбу со всеми разновидностями этнического национализма, патриоты должны понять особенность  великоросского национализма.  Большая часть представителей этого этноса осознает себя, прежде всего, людьми русской нации и лишь затем этноса. Представители других этносов России, чаще осознают себя членами этноса, а затем русской нации. Степень консолидации у них с русской нацией слабее. Но она есть и исторически возрастает.
Великоросский этнос имеет перед другими российскими этносами два бесспорных преимущества и две, столь же бесспорных, слабости. Преимущество, во-первых, в том, что он составляет абсолютное большинство населения страны и, в связи с этим, является основной (хотя и равной в своих правах с другими этносами) составляющей русской нации, во-вторых, в том, что главным образом великоросская фольклорная культура и великоросская этническая государственность явились исторической базой русской национальной культуры и русской национальной государственности. Важно отметить: эти преимущества не дают и не давали великоросскому этносу привилегий ни в царское время, ни, тем более, в советское. У него была одна «привилегия»: быть активным большинством среди российских этносов, боровшихся за интересы России. Привилегиями же пользовались дворяне, духовенство всех конфессий и многоэтническое купечество, но не простые люди. 
Теперь о слабостях великоросского этноса: первая из них связана с тем, что он в большей степени, чем другие этносы, изжил клановые, родоплеменные отношения и больше, чем другие этносы, приобрёл государственнический характер. Брошенный современным государством на произвол судьбы, он вымирает, поскольку  оказался не готовым противостоять агрессии этномафиозных группировок и, прежде всего, еврейских этномафиозных группировок, сросшихся с компрадорской властью. Вторая слабость великоросского этноса обусловлена тем, что компрадорская власть, ведущая борьбу с русской нацией, видит в великоросском этносе главную опасность для своего существования. Отсюда её политика геноцида великороссов, политика давления на них и иммигрантами, и этномафиозными организациями. Не великоросские этносы России также подвержены колониальному гнёту Запада  и в неменьшей степени заинтересованы в освобождении от него. Отличие лишь в том, что компрадорская власть потворствует их национализму, видя в нём союзника в борьбе с русской нацией.
     
Использование этнонационализма в геополитических целях

В политической практике национализмом обычно называют этнический национализм (этноцизм), который органически и изначально  несёт в себе агрессию против всех, кто «не я», разъединяя этносы, слагающие нацию, а потому может быть легко превращён в орудие уничтожения нации и созданного ею государства. 
      Внутри страны этнический национализм достаточно часто выступает именно в такой роли, разрушая национальное согласие в государстве, а тем самым и саму страну. На мировом политическом поле национализм легко превращаясь в нацизм, в фашизм, подавляющий и истребляющий другие нации, что, в конечном счёте, приводит к ослаблению собственной нации и собственного государства.  Яркий пример подобного рода  в новейшей истории – немецкий нацизм. Сегодня по такому же пути пошла Украина, открыв дорогу западенскому ультранационализму.
Этнонационализм вообще свойственен в основном малым народам (терминология И. Шафаревича), которые  задержались на примитивной  стадии развития, создавая общность исключительно  на этническом уровне. Те, кто сумел собрать народ большой, как русские, достаточно развиты, чтобы соединить разные этносы, создавая государство, в котором неуместно понятие «национализм». 
Но даже в большом народе можно найти не очень развитых люди, задержавшихся  на этническом этапе социального развития, желающих получить простые ответы на сложные вопросы.. Именно им адресованы примитивные лозунги типа «Россия для русских!» Такие люди не задают себе вопрос: а куда девать нерусских?  И отправляются резать таджикских дворников. 
Не лучше и лозунг  «России – русскую власть!». Выкрикивающие такое  мечтают одним махом навести порядок, не понимая, что лозунг в принципе нереализуем, разве что начать измерять  циркулем черепа, ломая национальный мир в стране, а значит и саму страну. Поскольку под русскими здесь подразумеваются только этнические великороссы,  смысл этих лозунгов носит антинациональный характер.
Учитывая это, патриоты хотя и не должны исключать возможность тактических союзов с националистами, не могут забывать  о непрочности, временности таких союзов.
. Рост националистических  настроений в обществе всегда провоцируется  несправедливой политикой. Гитлеровский фашизм возник как ответ на разрушительную для Германии  Веймарскую республику. Массовый «русский национализм» стал протестом против захвата власти, активов страны и СМИ почти исключительно лицами еврейской национальности. Здесь имеет место терминологическая неточность  - в данном случае «русский национализм» в действительности «антинационализм», направленный против национализма еврейского. Но и это - сильное упрощение ситуации. В действительности Россию поработило не «Иго иудейское», а  полиэтничное объединение  - международная финансовая мафия. Конечно, она  включает   в качестве ядра еврейских банкиров-националистов, но евреев корректнее рассматривать не как этнос, а как сословие, объединяющее посредников-торговцев. И прирастает  эта вполне интернациональная группа паразитов теми, кто не способен к созидательному труду, живёт мошенничеством, кого характеризует алчность, жестокость, эгоизм.
Сегодня русский этнонационализм намеренно раскручивается массовой миграцией инокультурных народов.
Ключевой момент при рассмотрении национализма - в большой политике эта примитивная идеология никогда не выступает как самостоятельная сила. Обычно её используют более сильные глобальные игроки для взлома государств. («Как еврейские банкиры создавали третий рейх»
Этнонационализм, этот, казалось бы, справедливый ответ на несправедливую национальную политику, используется внешними силами в рамках  технологии «разделяй и властвуй!» и действует разрушительно по отношению к своей стране. Вспомним лозунг «Германия превыше всего!», уничтоживший пол-Европы и разрушивший, поставивший в положение колонии США саму  Германию.  Искусственно взвинченный и подкормленный Западом национализм  прибалтов привёл не только к уничтожению СССР, но и к разрушению этих процветавших в советское время республик, где сегодня остановлены заводы, царят безработица, нищета, массовая эмиграция.
Националисты западной Украины, поддержанные пятью миллиардами долларов США,   разрушили Киев, стали причиной гибели 80 человек и ранений нескольких сотен, создали в стране кровавый хаос, вызвали экономический и политический коллапс.
«Без Украины Россия престаёт быть империей», - писал в свое книге «Большая шахматная доска» З. Бжезинский. Украинский майдан отвечает геополитическим интересам Запада – превратить в руины территорию, где проживает 48 миллионов славян – часть русского народа, оторвать эту землю от России, существенно ослабляя и Украину, и Россию.
(«Украинское продолжение оранжевого сериала»
Первые законы правительства киевского майдана носят чисто националистический характер – запрет русского языка вплоть до уголовного преследования за его использование, запрет российского телевещания - так с помощью национализма разрывается на части и уничтожается единый русский народ великороссов, украинцев, белорусов.
В силу корпоративности своих интересов националисты могут пойти на предательские союзы с деструктивными силами, с врагами своего государства. Националисты Западной Украины легко нашли общий язык с интернациональными бандами  революционеров-профессионалов, с еврейскими националистами - офицеры армии Израиля и 300 еврейских боевиков стали военными инструкторами майдана.
Националисты русские также легко нашли общий язык с  националистами еврейскими (Каспаров, руководство Русского марша) под лозунгом - «Соединимся с кем угодно, лишь бы свалить Путина!» - что ясно демонстрирует, обе эти силы управляются из одного центра.
«Есть ли в России третья сила?»
Русские националисты соединились и с врагами русского государства – либералами -  на Болотной площади. Удивляться этому союзу не приходится: общее у идеологий националистов и либералов то, что они носят сословный характер.
Так же естественно русские националисты соединились и с  националистами Западной Украины,  не видя в них бандитов. Представители «русских националистов посетили киевский майдан, чтобы «перенять опыт».
Из стана русских националистов уже звучат заявления, что «на  Украине происходит национальная революция, которая пытается создать национальное государство», а бандеровцы – это и есть истинно украинский народ, тогда как все прочие – национально аморфные «совки». При этом процесс создания этнократических государств на базе бывших союзных республик предлагается  рассматривать  не как социальный  регресс, а как победу идеологии национализма, которую следует всячески приветствовать
(А. Севастьянов http://www.youtube.com/watch?v=L0WDjaVayPQ)
Это выворачивание ситуации наизнанку, игра в «наоборот»,  замалчивание ведущей роли Запада в превращении республик СССР в свои колонии, их примитивизация с помощью националистической идеологии – типичная позиция лидеров «русских националистов», словно по команде вдруг ослепших, ибо угрозы как для Украины, так и для России  со стороны националистического майдана они дружно не видят.   
Борис Миронов  призвал не пачкать светлый образ Бандеры, провозгласив его антифашистом, и в финансировании майдана Госдепом США ничего дурного не усмотрел. 
      А ведь за этими вождями, за их примитивными лозунгами, понятными толпе,  пойдут люди. Они будут ломать брусчатку в Москве, коптить Кремль, убивать русских людей, не в состоянии понять, что помогают врагам уничтожать свою страну.
По тем же рецептам, что в России и на Украине идёт уже подготовка оранжевой революции для Белоруссии. В университете в С.-Петербурга в  феврале 2014 года состоялась конференция,  на которой из архивов был извлечён и возведён в ранг  героя один из первых белорусских националистов начала XX века  малоизвестный Антон Луцкевич. Современная процветающая Белоруссия по мнению участников конференции находится в столь убогом состоянии, что её надо спасать. Для «возрождения» предлагается всё тот же рецепт – национализм, отрывающий Белоруссию от России.  Для этой цели на конференции были обнародованы даже исследования расологов, якобы доказывающие кровные генетические различия  белорусов и  русских. (Р. Ключник «Кто и где готовит оранжевый майдан для Белоруссии»)
      Очевидно, что националисты – лишь расходный материал переворотов. Финансовая мафия временно будет терпеть и национализм, и даже антисемитизм, ибо они эффективны  для поджигания толпы, для направления её в нужную для хозяев сторону – в сторону разрушения национального мира в государстве.  Захлопнуть националистов хозяевам так же легко, как и поджечь. Можно провести  Нюрнбергский или Гаагский трибунал или просто их пристрелить, чтобы обвинить в «зверствах» власти уничтожаемой страны и т.п.  Националисты пригодны лишь в процессе уничтожения государств, они ограничиваются криками «Долой!» и никакой позитивной конструктивной программы не несут.   
Не исключено, что течение «национализм» вброшено в протестное движение России, чтобы направить его по ложному пути.  Не без деструктивного участия националистов патриотическое движение России за 20 лет не стало влиятельной политической силой.
         
Задачи  русских патриотов

Для того, чтобы Россия выжила,  национальной идеей русской нации (включающей разные этносы) должен быть патриотизм,  служение такой общности, как русская нация, разделённая сегодня в государствах - России, Украине, Белоруссии.
Роль русских патриотов в политической жизни страны сегодня позорно низка. Причина этого не только в том, что все силы, как внешней, так и внутренней реакции направлены на подавление русского патриотизма. Не в последнюю очередь повинны в этом сами патриоты. В их рядах до сих пор царит чрезвычайная разобщенность. Одна из причин её – вождистская амбициозность, присущая националистам, но чуждая патриотизму. Для подлинного патриота борьба за общие интересы важнее того, какое он занимает место в иерархии борющихся. Покончить с болезнью амциозности – первейшая задача патриотов.
Другая причина разобщенности в патриотическом движении – отсутствие чёткого понимания общей, объединяющей проблемы, стоящей перед патриотами. Как правило, каждая патриотическая группировка видит перед собой, хотя и важную, но одну проблему. Абсолютизируя её значимость для патриотического движения, она, тем самым, противопоставляет себя другим патриотам, занятым решением других задач. В результате, мы имеем «лебедя, рака и щуку».
Совершенно необходимо понимание основной задачи, стоящей перед всем патриотическим движением – задачи, от решения которой зависит решение всех других проблем. Только идея «основной задачи» может объединить всех, кому дороги интересы  России, и придать всему патриотическому движению так необходимые ему организованность и силу.
Таким основным звеном в «цепи проблем», стоящих перед патриотами, является освобождение России из-под колониального гнёта, под которым она пребывает с 1991 года. Только возвращение Россией суверенитета позволит освободиться от олигархического режима, поставить под контроль народа средства массовой информации, природные богатства. Только тогда возможно будет осуществить серьёзные шаги по преодолению вопиющей социальной несправедливости, царящей в нашей стране. Разногласия между патриотами должны быть решительно отброшены на второй план. Тот, кто этого не сделает – разоблачит свой псевдопатриотизм.
Сегодня, когда глобализация стала объективной реальностью, следует осознать, что мы, представители всех наций, являемся частью общности более высокого порядка: мы – земляне – жители планеты, которая поставлена на грань гибели руками невежественных и корыстных правящих элит. Всем землянам сообща предстоит найти решение общей для всех проблемы – спасение жизни на Земле.  

     Бородин Е.Т., кандидат исторических наук, доктор философских наук
    Фионова Л.К., доктор физико-математических наук

вторник, 14 января 2014 г.

Кто такой пролетарий сегодня?

Существующий в левом движении разброд в идеологических вопросах ослабляет движение и играет на руку его противникам. Чтобы определиться в идеологии, нужно определиться с классовым самосознанием и с целями, которые класс и его авангард преследует.
Большинство людей, споря об идеологии, не знают, что это такое, а  ведь это всего-навсего цели и система методов, позволяющих при любых обстоятельствах принимать правильные решения для достижения поставленной цели. Само собой разумеется, как у разных социальных групп разные цели, так и решения различны.
Идеология — классовая наука.
Именно поэтому так важно сохранять в чистоте свою идеологию и стараться внести противоречия в идеологию противника или соперника.
Марксизм — это идеология класса трудящихся, не всех трудящихся, а трудящихся по социальному положению, эксплуатируемых лиц наемного труда, в капиталистическом обществе называемых пролетариями.
Равносильно борьбе против пролетариата пытаться подменить методы марксизма решениями, принятыми на его основе в прошлом, хотя бы и совершенно правильными на то время. Это выливается в догматизм и демагогию. Каждый раз мы должны заново анализировать новую ситуацию и на основе марксизма делать адекватные выводы. Марксизм — живая, развивающаяся наука и не терпит застоя. В немалой степени застой в идеологии породил таких монстров, как Ельцин, Яковлев, Гайдар и другие. С изменением общественной формации объективные общественные законы изменяются, проявляются новые законы, и задача нашей идеологической работы по-ленински их обнаружить и использовать на благо пролетариата.
Для начала определим, что такое пролетариат в современном российском обществе.
Пролетарии.
Деление общества на классы может быть произведено только с использованием определенных критериев. Причем необходимым оказывается использование как объективных, так и субъективных критериев.
Начнем рассмотрение с объективных критериев. Это отношение к производству и праву собственности.
Пролетарии это лица, определяемые по совокупности наличия трех признаков:
1. Принимающие непосредственное участие в производстве материальных или интеллектуальных ценностей.
2. Лишенные права собственности на средства производства (наличие распределенных акций своего предприятия не в счет, всего лишь ничтожная компенсация степени эксплуатации).
3. Лишенные права собственности на продукт своего труда.
Вы спросите, а где же критерий наемного труда?
Этот критерий в перечисленном перечне оказывается не обязательным, а по правилу Аккама должен быть отброшен. Предлагаемые критерии полностью характеризуют социальное положение пролетария.
Полупролетарии.
Лица наёмного труда, живущие на заработную плату, соответствующие двум из трех выше приведенных критериев, не соответствующие только какому-то одному из них.
а) имеющие в собственности некоторые средства или орудия производства (таксисты, надомники, и т. п.)
б) продающие продукт своего труда (деятели искусства, кустари и т. п.)
в) не участвующие в производстве ценностей (Работники сферы обслуживания, также эксплуатируемые хозяином, рядовые продавцы, сторожа, курьеры, безработные и т. п.)
И далее:
— Мелкая буржуазия;
— Мелкие частники;
— Лица, частично эксплуатируемые, частично эксплуатирующие, продающие продукт своего и не только своего труда;
— Мелкий менеджмент сферы искусства, торговли, финансов, спекулянты, челноки;
— Мелкий криминал;
— Крупная буржуазия;
— Олигархи, хозяева финансовых, торговых и производственных структур, топ-менеджеры корпораций.
В связи с обезличиванием основного капитала особую роль приобретают исполнители — функционеры, исполняющие волю акционерного капитала и соответственно сами являющиеся буржуями, присваивающими большую часть прибавочной стоимости.
— Служащие системы государственного управления;
В связи с коррупционной системой государственного управления (явная и неявная, как прямая так и косвенная коррупция пронизывает все слои структур управления) среди государственных служащих наблюдается такое же расслоение, как и в производственной сфере.
Полукриминальная схема распределения бюджетных средств приводит к разделению государственных служащих на социальные группы, близкие по своему положению к мелкой и крупной буржуазии.
— Государственные чиновники;
Государственные чиновники на высоких постах близки к олигархам, а часто по совместительству таковыми и являются.
— Прочие служащие (бытие определяет сознание);
Не представляющие органы власти: пожарные, спасатели, работники социальной сферы по своему положению близки к работникам сферы обслуживания. (полупролетарии).
Представители власти:
— служащие полиции, ФСБ, администрации, в силу возможности использования служебного положения близки к мелкой буржуазии.
— Войска (Армия и ВВ);
Правительство прилагает все силы, чтобы сформировать в армии касты: офицерскую элиту и легион наемных бойцов, готовых за вознаграждение стрелять в кого угодно, когда и где угодно.
Пока есть призыв, есть и пролетарская составляющая армии.
— Учащиеся;
Принадлежность определяется по социальному происхождению.
— Пенсионеры;
Определяет прошлая деятельность, но не всегда.
В современном капиталистическом строе, хозяева поняли что они не в состоянии эффективно руководить созданием прибавочной стоимости — «Делиться надо»…
Возникли всяческие прослойки, насквозь буржуазные, но не являющиеся владельцами средств производства или капиталов.
В производственной области распространена всех видов аренда средств производства, где арендатор, являющийся эксплуататором не является собственником средств производства, но ему переданы права собственника.
В финансовой области всевозможные брокеры, дилеры, трейдеры манипулируют, как правило, не своим, а арендованным капиталом.
Так или иначе, они получают долю прибавочной стоимости (материальной или фиктивной финансовой), то есть входят в круг буржуазии.
Другая, тоже буржуазная прослойка образована в сфере собственности государства, которое во многих странах является наиболее крупным эксплуататором. К этой прослойке относится в первую очередь топменеджмент.
К пролетариату относятся все кто производит материальные или интеллектуальные ценности за материальное вознаграждение от нанимателя.
Если производитель сам реализует (продает) без посредства хозяев фирм свою продукцию то он является представителем мелкой буржуазии.
Управляющая прослойка может быть отнесена к буржуазной или к пролетарской в зависимости от соотношения меры своего вклада в производство и участия в присвоении прибавочной стоимости.
Таким образом принадлежность индивидуума к буржуазии или к пролетариату определяется участием индивидуума в процессе производства и процессе распределения
Часто употребляется категория ИТР (инженерно-технические работники) — в настоящее время эта категория практически исчезла.
Произошло расслоение. Часть ИТР превратилась в менеджмент (привилегированный) и фактически дисквалифицировалась в плане технического творчества и перестала создавать ценности и быть, как говорят, «технарями».
Другая часть, непосредственно занятая в производстве сведена в положение рабочих с полу сдельной оплатой труда. Эти лица в настоящее время являются наиболее активной, восприимчивой и организуемой составной частью пролетариата, но агитация в их среде имеет значительные сложности.
Поскольку структура экономики России является сейчас сырьевой, во многом паразитирующей, возникла массовая также паразитирующая прослойка, позволяющая функционировать этой структуре. Имеется в виду наемный менеджмент. Сам по себе он не эксплуатирует, но существует за счет эксплуатации и пользуется её результатами. К нему относятся служащие банков, рекламных в том числе телевизионных и интернет компаний, дилерских организаций, государственных и полугосударственных органов. По своему служебному и финансовому положению их также можно условно разделить на буржуазию и полупролетариев…
Прежде чем перейти к рассмотрению субъективных критериев необходимо рассмотреть вопрос о составе пролетариата.
Пролетариат — это в основном совокупность пролетариев, осознающих свое классовое единство. В основном, потому что как среди пролетариев есть приверженцы буржуазной идеологии, так и среди полупролетариев и мелкой буржуазии есть сторонники пролетариата.
Формирование пролетариата на текущий момент — это формирование сознания классового единства через организационную работу на предприятиях. И это первейшая задача пролетарской партии. Все остальное вторично.
На классовое деление оказывает влияние мировоззрение индивидуума. Оно смещает классовые границы, тем более, что классовые границы непрерывно смещаются по экономическим причинам. Пролетарии, теряя работу, вынуждены заниматься частным предпринимательством, и наоборот, предприниматели, разоряясь, готовы наниматься на любую работу. Классовая принадлежность определяется по субъективным критериям также у учащихся, студентов, солдат, служащих и пенсионеров.
Приверженцы пролетарской идеологии определяются по критериям:
1. Примат коллективного перед индивидуальным.
2. Предпочтение результатам труда перед прибылью.
3. Чувство ответственности перед обществом.
4. Сочувствие угнетаемым.
Обязательное проявление этих качеств не на словах, а в действиях.
По этим критериям определяется классовая принадлежность служащих, солдат, учащихся и пенсионеров. Сознательные полупролетарии, примыкающие к пролетариату, в соответствующей ситуации также могут входить в состав пролетариата.
Носителями пролетарской идеологии могут быть и выходцы из буржуазии, посвятившие себя борьбе за освобождение рабочего класса.
Интеллигенция перестает существовать как прослойка. Расслоение привело к тому что часть интеллигенции стала явной буржуазией, а часть превратилась в пролетариат. Разделить очень просто — два вопроса: создаёт человек что-то, или не создаёт; отбирают у него результат творчества, или он сам его продаёт? Вот и определим кто пролетарий, а кто буржуй.
Современное общество сложней и многогранней общества прошлых веков. И социальное положение каждого человека сложней, то есть не всегда определяется однозначно. Границы классов размыты. Человек, по всем признакам пролетарий, может сдавать свою квартиру т. е. эксплуатировать прошлый труд, или получать дивиденды от удачно приобретенных акций, или проценты от вкладов. С другой стороны, как классифицировать иждивенчество, если человек получает вспомоществование от богатого родственника и частично находится на содержании буржуазии. К каждой личности нужен индивидуальный подход.
Однако в общем плане два класса предыдущим изложением вполне определены: пролетариат и буржуазия.
Структура общества все-таки рождает вопрос: не появился ли у нас третий класс — чиновничество. Наше общество носит двоякий характер как частнокапиталистическое, так и государственно-капиталистическое.
А государственный капитализм характерен появлением обобщенного, если не сказать коллективного, эксплуататора — чиновничества.
Общность социального положения, общность интересов, клановая замкнутость — все признаки класса у чиновничества налицо.
Так что пролетариату, как и встарь, предстоит бороться не только против буржуазии, но и против «нового дворянства» — чиновничества.

Источник ЗДЕСЬ.

четверг, 12 декабря 2013 г.

СОБСТВЕННОСТЬ И САМОУПРАВЛЕНИЕ

19.04.10. №14 ЭФГ
 
СОБСТВЕННОСТЬ И САМОУПРАВЛЕНИЕ

Собственность, т.е. владение, пользование и распоряжение средствами производства (средствами и предметами труда), и самоуправление в современном обществе – неразрывно связанные понятия и практические отправления. Не может быть собственности, взятой в совокупности производственных и общественных отношений, без самоуправления собственников, а самоуправления – вне собственности. На это указывают формы и способы реального владения, пользования и распоряжения.
У собственности несколько лиц. Собственность – это, во-первых, присвоенные кем-то (принадлежащие ему) средства и предметы труда, во-вторых, право: способ и форма присвоения средств производства, а также материальных и иных выгод от них, в-третьих, отношения присвоения: отношения между теми, кто присваивает (на основании закона, по праву) средства производства, а также материальные и иные выгоды от них, и остальными людьми, кто не может воспользоваться правом присвоения средств производства на законном основании, а следовательно, вынужден обеспечивать присвоение тех, кто пользуется этим по установленному праву. Отношения собственности (присвоения) – это корневая система отношений между людьми.
Когда владеют, пользуются и распоряжаются средствами производства только 10–15% населения, выстраивается частнокапиталистическая экономическая система и антагонистические отношения между собственниками и не собственниками (наемными работниками). Акционирование не изменяет этих отношений.
Когда собственником средств производства становится государство, как было в СССР, выстраивается иная, по сравнению с частнокапиталистической, экономическая система – «государственный капитализм при коммунизме» (В.И. Ленин) и антагонистические отношения между представителями государства-собственника (партийной властью и ее наместниками) и эксплуатируемым населением (напомню, что эксплуатация – это отчуждение прибавочной стоимости собственником у тех, кто ее производит).

СОБСТВЕННОСТЬ, ЗАРАБОТНАЯ ПЛАТА И ПРИБАВОЧНАЯ СТОИМОСТЬ
Собственность и ее отношения являются основой всего спектра производственных и общественных отношений: хозяйственных, юридических, государственных. "Собственность в самом широком смысле слова означает присвоение природы со стороны человека (индивида) внутри и при помощи определенной формы общества, и в этом смысле собственность (присвоение) является обстоятельством, от которого безусловно зависит всякое производство и, значит, всякое общество". Это общее, но очень точное наблюдение и определение принадлежит человеку, чьи достижения в науке экономике остаются значимыми и неколебимыми, несмотря на потрясения идей социализма во всем мире из-за потрясений, случившихся в СССР. Я говорю о Карле Марксе. И все попытки поколебать их лишь подчеркивают предвзятость и ничтожество современных критиков и ниспровергателей. Отношения присвоения (собственность) формируют государственные устои и подготавливают новые перевороты до тех пор, пока на определенном уровне развития производительных сил собственником не станет каждый человек.
Собственность, по существу, до того как она становится понятием собственности, наличествует лишь как материальное средство для построения тела и поддержания жизни и вытекает из естественной необходимости неосознанного "присвоения" этого материального средства, например пищи. Только из этого естественного побуждения всего живого сохранить себя может возникнуть и возникает понятие "мое" и представление о "не моем". А дальше, как только "определенные индивиды, определенным образом занимающиеся производством, вступают в определенные общественные и политические отношения" (Маркс К. и Энгельс Ф. Немецкая идеология), возникает право собственности.
Правоведы, обслуживающие собственника капиталиста, называют собственность священным естественным правом человека, основывая понятие собственности на противоположности между лицом и вещью: "вещь, так как она безвольна, имеет назначение быть подвластной волеспособному лицу". Вся буржуазная наука, – говорит русский юрист П. Стучка, – сходится в том, что понятие собственности является общим правовым понятием, лежащим в основе всех самых различных правопорядков.
Первоначально собственность – это естественное присвоение человеком собственного результата своей деятельности. Потом – это право простого товаропроизводителя присваивать себе весь продукт своего труда, включая выгоду за излишек (продукт прибавочного труда). Затем начинается отделение собственности от труда. Собственность переходит к завоевателю как его право присваивать себе продукт прибавочного труда тех, кого он покорил (дань натуральную). Далее собственность – это право крупного землевладельца присваивать себе весь труд своих собственных крестьян. Потом – это право капиталиста присваивать чужой неоплаченный труд. Образно говоря, десятеро таскают из моря рыбу, а один на берегу складывает ее в свой мешок и выдает из него десятерым по рыбешке на пропитание, чтобы хватило сил каждому и впредь таскать для него дары моря. Таким образом, первоначальная естественная неотделимость труда и присвоения обернулась при капитализме и власти номенклатуры КПСС их полным разделением. И эта несправедливость не перестанет висеть над человечеством, пока присвоение снова не соединится с трудом в пользу каждого трудящегося человека.
 Мир знает целый ряд иных теорий, объясняющих и обосновывающих право собственности. Это богословская теория (всё от Бога). Теория оккупации (захвата). Теория общественного договора (борьбы и соглашения). Эта теория выводится из тезиса, что в естественном состоянии человек человеку – волк. Отсюда – борьба всех против всех, необходимость общественного договора и, в целях сохранения мира в обществе, необходимость государства (Томас Гоббс). Теория трудового происхождения всякой собственности, согласно которой собственность приобретается посредством труда (Джон Локк). Теория государственного происхождения, согласно которой собственность делегируется государствам. Теория социальной функции, по которой собственность доверяется владельцам обществом (Стучка П. Собственность, Энциклопедия государства и права. Т. 3. Изд. Коммунистической академии, М., 1925–1926 гг., с. 889–900).
Разные авторы, разные теории, разное время. Всё в определенной мере справедливо. И хотя ни одна из теорий не может претендовать на научную истину, в одном они едины: собственность – это присвоение. Право собственности рассматривается также по признакам владения, пользования и распоряжения. И здесь практически всё сводится к договорам о присвоении выгоды.
Собственность в СССР не была социалистической. Это была переходная форма, которую в 1936 году И.В. Сталин объявил социалистической, а строй – социалистическим строем. Вернуть этот «социализм» стремится КПРФ и вся левая часть сегодняшней России. Но назад дороги нет – стремиться можно, вернуть нельзя.
Весь экономический опыт СССР подтверждает: производство и присвоение прибавочной стоимости (а она, как и всюду, отождествлялась у советских экономистов с прибылью) – вот  цель и основное назначение отношений собственности. Собственность есть присвоение прибавочной стоимости (прибыли) через присвоение объекта собственности или через право владеть, пользоваться и распоряжаться объектом.
К. Маркс рассматривает право собственности диалектически, как развитие отношений господства и рабства, капитала и наемного труда с целью присвоения прибавочной стоимости (прибыли). В СССР право собственности проявилось как отношение государства в лице управляющей КПСС и наемного труда подданных с той же известной целью – присвоения прибыли.
Собственность, или просто – вещь, ни в одном из ее смысловых значений (как имущество, как право им распоряжаться, как условие возмездной передачи полномочий) не является стимулом к труду. Стимулом является производство и присвоение прибавочной стоимости (прибыли). Отсюда только один шаг до всеобщего беспристрастного вывода: объект, вещь, средства производства становятся чьей-то собственностью лишь постольку, поскольку это имеет своей целью производство и присвоение прибыли для самого собственника.
Меняются формы и отношения собственности, но сущность ее всегда одна и та же – это присвоение прибыли или любой другой выгоды: материальной или духовной. Иными словами, это всегда присвоение того, что конкретная вещь дает человеку при обладании ею, для чего она нужна, а не присвоение вещи как таковой.
Следовательно, собственные средства производства – это прибавочная, или добавочная, стоимость (прибыль) для их хозяина. Для нас важно помнить, что это всегда прибавочный труд людей, работающих в организации.
Теперь посмотрим на категорию «заработная плата». Я, естественно, не буду рассматривать зарплату во всех ее многочисленных ипостасях. Задача – определить историко-социальный аспект формирования заработной платы, показать, что она представляет собой на самом деле, основные формы ее проявления. Как советские ученые-экономисты эту капиталистическую категорию превратили в социалистическое научное понятие?
 Первоначально человек, взаимодействовал со своей землей (трудился) и полностью вознаграждал себя результатом собственного труда: жильем, одеждой, пищей. Потом земля сконцентрировалась в руках отдельных лиц, а рабочая сила вытесненных с земли людей стала существовать сначала в виде собственности нового владельца (рабство), затем сама по себе (свободный труд). Рабочая сила и капитал отделились друг от друга и стали существовать порознь: капитал – у 10–15% граждан-собственников; свободная рабочая сила – у 85–90% граждан – наемных работников. Первоначальный результат собственного труда (после отделения от капитала) превратился в необходимый набор (фонд) натуральных средств для поддержания и воспроизводства жизни рабочего. Это материальная основа цены рабочей силы. Влияние на цену оказывает и конъюнктура рынка. Таким образом, цена рабочей силы, как и любого товара, формируется общественно необходимыми затратами на ее производство и воспроизводство, а также спросом и предложением на рынке рабочей силы.
Рабочая сила – это способность человека к труду. Как только предприниматель и работник "ударили по рукам" (договорились о цене), способность к труду превращается в конкретную работу, а договорная цена – в заработную плату. Теперь работник обязан в течение дня трудиться, а предприниматель в обмен на его труд обязан выплачивать ему определенную сумму денег в виде заработной платы. В этой сделке и в этом способе оплаты труда, после того как труд состоялся, продажа рабочей силы приобретает видимость продажи самого труда, а заработная плата – видимость его полной оплаты.
Итак, работник получает цену своей рабочей силы в виде заработной платы или четко определенного рабочего фонда необходимых жизненных средств (в денежном выражении), дифференцированного по отраслям, регионам, странам. Каким бы образом (в виде повременной, почасовой, поденной, понедельной, помесячной, или сдельной оплаты со всеми ее модификациями, призванными интенсифицировать труд) этот фонд ни попадал в руки рабочего, он всегда остается на заданном реальном уровне (колеблется около него). Работник получает основную зарплату и премии. Но пусть никто не заблуждается: в целом это всё тот же предусмотренный заранее фонд необходимых жизненных средств, только разделенный на две части и реализуемый по урочно-премиальной системе Тейлора.
 Но товар "рабочая сила" имеет одно специфическое свойство. Оно состоит в том, что в процессе соединения со средствами производства (труда) рабочая сила может создавать в единицу времени значительно большую стоимость, чем стоимость товаров, необходимых для ее воспроизводства. Это происходит в силу естественных особенностей человека производить больше, чем ему лично надо (содержание детей, стариков, создание запасов), а также в силу воздействия на него самодовлеющих обстоятельств общественной жизни и современного производства.
Согласно договору капиталист (предприниматель, промышленник) выплачивает рабочему в виде заработной платы стоимость его рабочей силы. А остальную часть созданной рабочим стоимости капиталист присваивает в качестве прибавочного продукта в деньгах. Следовательно, работая, например, ежедневно 8 часов, рабочий в течение этого времени воспроизводит стоимость рабочей силы и создает прибавочную стоимость. Распространенный ранее и теперь способ оплаты наемного труда предполагает, что способность человека к труду совпадает с его трудом и, таким образом, оплачивается не рабочая сила по своей стоимости, а весь труд.
Заработная плата и прибавочная стоимость, производимая рабочими и присваиваемая предпринимателями, пришла в капитализм от феодалов. Работа на себя в помещичьем хозяйстве превращается в цену рабочей силы наемного работника. Прибавочная стоимость явилась превращенной формой результата работы на помещика, рабского (барщинного, крепостнического) труда. Работа на себя и соответствующая ей цена таковы, что достаточно нескольких часов интенсивного труда, чтобы покрыть их. Работа на помещика (оброк в пользу помещика) превращается, по сути, в прибавочную стоимость. Сначала – в абсолютном значении, когда капиталист пользуется рабочей силой, допустим, не 6 часов, достаточных для покрытия обозначенной в договоре цены, а 12 часов. Иными словами, заключив договор с рабочим на определенную сумму вознаграждения, капиталист получает возможность (приобретает право) пользоваться рабочей силой в течение всего дня по своему усмотрению. С развитием производительных сил прибавочная стоимость становится относительной, когда продолжительность рабочего дня устанавливается законом (не может быть увеличена) и даже сокращается, а интенсивность труда увеличивается за счет организационных и технологических преобразований.
Производство и присвоение прибавочной стоимости становятся смыслом жизни предпринимателя. И это естественно. Остановиться нельзя, даже замедлить темпы производства нельзя. Конкуренты обойдут мгновенно. Минимум затрат на единицу продукции – максимум прибыли. Это и есть основной закон капитализма. А поскольку он начинается с прямого грабежа (производят прибыль многочисленные одни, присваивают малочисленные другие) и является законным, из этого корня вырастают мошенничество всех оттенков и преступления всех видов, поскольку они имеют общественную природу.
 Капиталистическая категория прибавочной стоимости (неоплаченного труда) представляется исторически данной (барщина) и поэтому подлинной. Именно она лежит в основании всех прибылей, как бы и почему бы они ни накручивались. Именно потому, что производство прибавочной стоимости – подлинное явление, весь наживающийся мир сжимает кулаки против марксизма, раскрывающего тайну наживы, и пытается стереть его в порошок. Именно потому, что производство прибавочной стоимости основательно запутано учеными и властвующими коммунистами и сложно для понимания самими ее производителями, капиталистический мир сегодня празднует победу. Справедливости ради скажу, что не все капиталисты сделали вид, что прибавочная стоимость – надуманная категория. Первым капиталистом, признавшим ее подлинность, был Ф. Энгельс. Признали это и все ведущие капиталисты России того времени (фабриканты Савва Морозов, Рябушинский).


Виктор Семенович Петрухин,
член инициативной группы
«Новые коммунисты» по созданию ПРКР



29.04.2010г.  ЭФГ, №15.   ЧАСТЬ2
СОБСТВЕННОСТЬ И САМОУПРАВЛЕНИЕ
Современный мир знает множество попыток соединить рабочую силу и капитал в «социалистическом экстазе».

ВОКРУГ ДА ОКОЛО
И в России бытует множество новых, несоциалистических и псевдосоциалистических концепций: А.И. Солженицына («Как нам обустроить Россию») с теорией умеренной частной собственности и земского самоуправления; В. Белоцерковского («Самоуправление») и П. Абовина-Егидеса («Как каждому стать богатым») с теорией западной групповой трудовой собственности и самоуправляющихся коллективных предприятий; М.А. Чартаева с теорией саморазвития общества на основе аренды общественного имущества в индивидуальную собственность и реализации продукции арендодателю по его правилам и экономическим параметрам; С. Федорова с теорией частноколлективной собственности закрытых акционерных обществ и самоуправления в виде народного капитализма; В.А. Мирошниченко с теорией развития культуры собственности работников акционерных предприятий; А.С. Шушарина с «отношениями людей по поводу процессов производства (технологий)» как объекта собственности.
Белоцерковский, Абовин-Егидес и Федоров, как мы увидим, стоят, по существу, на одной позиции. Чартаев также находится в этом ряду, но смотрит масштабней и доводит систему участия каждого работника в прибылях до уровня изобретений известного чешского обувщика начала прошлого века Томаса Бати, у которого на фабриках цех торговал с цехом, а "рабочие и служащие... покупали друг у друга полуготовый или готовый фабрикат..." (Рудольф Филипп, Неизвестный диктатор Томас Батя).

СОЛЖЕНИЦЫН
Солженицын рассматривает самоуправление из глубины российской истории, убежден, что России "надо искать свой путь", и предложил посильные соображения на этот счет.
В книжице "Как нам обустроить Россию" он следующим образом рассуждает на экономическую тему. "...Независимого гражданина не может быть без частной собственности", но введение ее должно идти с осторожностью. Земля не должна попасть в алчные руки крупных спекулянтов через подкупную администрацию. Земельные участки крестьян-земледельцев должны быть ограничены оптимальными размерами, позволяющими вести лучшую обработку и вводить интенсивные методы. Малые участки земли должны быть розданы бесплатно рабочим и горожанам, "желающим иметь свой огородный урожай". Не только частная собственность на землю должна вводиться с осторожностью и умеренностью. Это должно быть, по мнению писателя, общим правилом, потому что "обладание умеренной собственностью, не подавляющей других, входит в понятие личности, дает ее устояние". Итак, должна быть умеренная, приблизительно одинаковая, частная собственность. И эти умеренные хозяева будут управлять страной по справедливости, не допуская алчности и подкупа.
При частной капиталистической собственности, то есть там, где есть собственники и наемные работники, так не бывает. Солженицын хочет, чтобы на русской земле жили личности. Но он не видит возможности сделать всех собственниками и предлагает не чураться наемного труда, потому что "добросовестно выполненный и справедливо оплаченный наемный труд есть форма взаимопомощи людей и ведет к доброжелательности между ними". Для писателя, знающего режим секретарей не понаслышке, не существует противоречия между трудом и капиталом (собственником и его наемным работником), потому что, по его убеждению, этого противоречия просто нет. Оно выдумано. Надо только справедливо оплачивать наемный труд.
Номенклатура КПСС своей государственной деятельностью закрыла передовым людям настоящую перспективу, заставила их мысль биться снова и снова над давно решенными вопросами и не видеть выхода или видеть выход, где его нет. Человек, погруженный в жизнь, устроенную этими людьми, не может не отвергать убивающую личность комсреду, не может, и это естественно, придумать ничего лучшего, чем примирить собственника и его работника и провозгласить наемный труд формой взаимопомощи между ними. Это невероятно. Однако в этом, на поверку, не больше невероятного, чем в провозглашении СССР, при поголовном наемном труде, социалистической державой.
Солженицын считает возможным прийти к всеобщей справедливости через систему свободных и активных местных выборов, открывающих населению "самодеятельную народную власть". К сожалению, свободные и активные выборы невозможны в среде подневольных людей. Широкими и активными они будут, если граждане станут независимыми. А независимого гражданина не может быть без собственности на средства производства. Следовательно, активизация населения и самодеятельная власть станут реальностью только в одном случае, – когда каждый человек станет собственником. Но это произойдет не на солженицынских умеренных натуральных участках крестьян-земледельцев и не на основе братания собственников и наемников.
Это произойдет под диктовку современных высоких технологий и производительных сил на праве общественно персонализированной собственности, когда не межа, а мой (каждого) стартовый капитал и мои (каждого) способности очертят границы моего активного имущества среди имущества компаньонов (партнеров, товарищей), когда я буду владеть, пользоваться и распоряжаться этой своей частью общего имущества и произведенным своим трудом доходом. При этом имущество будет принадлежать мне, как медонос принадлежит пчеле, пока она берет взяток, как лесной ягодник принадлежит человеку, поскольку он в данный момент собирает здесь ягоды. Такова преемственная экономическая основа самоуправления народа на пространствах России в современном мире: каждый – собственник и работник одновременно. Только в этом случае "снимется государственный гнет над каждым нашим действием и плата станет справедливой".

МАНДРАГОНА
Наиболее распространенным у нас примером самоуправляющихся предприятий и образчиком нашего будущего (как считают С. Федоров, В. Белоцерковский, П. Абовин-Егидес и многие другие) является федерация "Мандрагона" в испанской Басконии. Безусловно, это одна из наиболее привлекательных форм участия трудящихся в прибылях. Пример экономических принципов функционирования предприятий "Мандрагоны" в отдельных фрагментах очень близок к общим представлениям людей о справедливости. Но посмотрим на "Мандрагону" внимательней. Ее структура следующая. Наверху конгресс из представителей, избираемых от всех фирм федерации (действует до двух раз в год), банк ("народная касса") с отделением содействия предпринимательской деятельности и его функциональными секторами и подразделениями, генеральный совет. Здесь, наверху, формируется и реализуется общая внутренняя и внешняя политика, а также финансовый и производственный порядок деятельности "Мандрагоны" в целом. Генеральный совет связан с координационными органами отраслевых и региональных групп фирм, а через них с самими фирмами. Их 167 (данные 1992 года). Высший руководящий орган фирмы (предприятия) – общее собрание всех работников: собирается раз в год, решает стратегические вопросы производственной политики, социальные вопросы, соотношение фонда накопления и потребления (50 на 50% – средний показатель по всем предприятиям), выбирает на четыре года рабочий совет и контрольную комиссию, заслушивает отчеты прежнего руководства. Рабочий совет назначает генерального директора, также на четыре года.
Федерация действует в правовом поле капиталистического мира и не может быть не капиталистическим предприятием. По сути, это одна из форм монополистического промышленного многоотраслевого объединения. Все главные параметры в ней (а это тарификация заработной платы, порядок распределения прибылей и прочие экономические принципы функционирования предприятий) задаются центром. Самоуправлению коллективов фирм делегируется только очерченный перечень вопросов, касающихся социальной сферы и повышения производительности труда предприятия. Вся основополагающая часть – под контролем подлинной центральной власти. Как это обычно бывает (история самоуправлений), передача определенного круга вопросов выборным органам местного или коллективного самоуправления лишь укрепляет экономический и правовой порядок подлинных властей, который господствует в заданных пределах.
Такие формы с самоуправлением коллективов известны давно. В Древней Руси (ХIV–ХVI века) были общежительные монастыри. На первой стадии, когда монастырь становился юридическим лицом. Это была монашеская община с нераздельным имуществом и общим хозяйством, с одинаковой для всех пищей и одеждой. Общежительный монастырь под руководством деятельного основателя представлял рабочую общину, в которой занятия строго распределялись между всеми, каждый знал свое дело. Но первой хозяйственной заботой основателя было приобретение окрестной земли, обработка ее – главным хозяйственным делом братии. Пока на монастырскую землю не садились крестьяне. Дальше монастырь широко пользовался их трудом. Раздвигал свои земельные пределы и становился крупным землевладельцем со сложным хозяйством и привилегированным хозяйственным управлением. Окружали его работающие на него и на себя крестьянские самоуправляемые общины. Монастыри отдавали деньги в рост и превращались в "ссудолихвенные" (берущие лихву, то есть проценты) конторы.
Но не это заставляет сомневаться в перспективности "Мандрагоны" как прообразе будущего способа производства и управления в России или где-то еще. Главное – в системе распределения. Что человек получает, вершки или корешки или вершки и корешки? Весь вопрос в том, кому принадлежит доход, кто его владелец де-юре и де-факто, кто его присваивает прямо (без посредников) по законам рынка, права и практики, а кто – по своекорыстным расчетам вторых лиц? Иными словами, является ли работник полноправным собственником произведенного своим трудом дохода (прибыли и зарплаты), присваивает, распределяет и перераспределяет его?
Что имеем в "Мандрагоне"? Не присвоение произведенной личным трудом прибыли на основании естественного права собственника имущества прямо пользоваться выгодами от этого своего имущества, а лишь участие в прибылях в порядке, придуманном высшими органами федерации. Слов нет, это подвижка в сторону развязки принудительной экономической системы Тейлора, тормозящей в современных условиях рост производительности труда. И это благо для капиталиста, каким бы он ни представлялся, коллективным или единоличным. Это шаг вперед и на пути превращения наемного работника в собственника. Но это не должно создавать иллюзию решения главной задачи – прекращения производственного рэкета (эксплуатации), когда одни присваивают плоды труда других и закладывают этим основание для всех несправедливостей в обществе.
Прибыль в "Мандрагоне" распределяется по выплаченной зарплате, то есть не по той зарплате, которая заложена в планируемом фонде, а по той, которая выплачена в зависимости от фактического выполнения трудовых обязательств. Эти обязательства, так или иначе, привязаны к выработке основной (выходящей на рынок) продукции, которая не может быть меньше и худшего качества, чем у конкурентов. Фактическая зарплата, привязанная к выработке, и есть "трудовой вклад" работников "Мандрагоны".
Заработная плата (фонд) рассчитывается в соответствии с существующим в частнособственнической Испании законодательством о труде и, исходя из квалификации работников (по своей внутренней тарификации), максимального рабочего времени и производственных планов каждого предприятия. Разница между низшим и высшим уровнями зарплаты – 4,5 раза. А зарплата специалиста может превышать этот уровень в 7 раз.
Таким образом, мы имеем дело с тарифной системой, или совокупностью норм, шкал, правил, разработанных и утвержденных "правительством" федерации, привязанных к работникам и выработке. В конце года (на уровне каждого работника) всё это превращается в фактические величины и принимает вид "трудового вклада". По этому "трудовому вкладу" и определяется доля работника в прибыли предприятия из фонда потребления. Белоцерковский говорит: "доля... в валовой прибыли". Следовательно, правомерно предположить, что работник получает из фонда потребления то, что остается после вычета уже полученной им в течение года заработной платы, поскольку она входит в валовой доход. Так это или не так, в принципе дело не меняется.
"Трудовой вклад", выходит, задан заранее. Один получит из прибыли в 7 раз больше, чем другой, только на том основании, что он в "табели о рангах" стоит значительно выше этого другого.
Так в «Мандрагоне». А что такое трудовой вклад в действительности? Это не выплаченная фактическая зарплата, а фактически произведенная добавочная стоимость. Прибыль, присвоенная в соответствии с произведенной добавочной стоимостью (фактическому трудовому вкладу), – это и есть никем не опосредованная прибыль собственника.
Смею предположить, что на предприятиях "Мандрагоны" существует жесткая система контроля и материальной ответственности за нарушения правил и обязательств.
Вопросы теории и практики организации труда за границей великолепно рассмотрены Н.Д. Карпухиным («Капиталистическая эксплуатация сегодня: вопросы теории и практики организации труда»). Он назвал и детально рассмотрел большой ряд концепций новых форм и методов организации труда. Среди них – "гуманизация труда", "участие в управлении", "промышленная демократия". Всё рассмотрено глубоко и основательно. Мы обращаем ваше внимание только на два принципа концепции "гуманизации труда" – принцип справедливости и принцип демократии. Они прямо касаются "Мандрагоны".
Суть первого принципа в том, "что доля каждого в доходах должна соответствовать доле его трудового вклада (в рамках отдельной компании). Для достижения такого положения необходимо всего лишь: а) чтобы высшая администрация не назначала себе слишком больших окладов; б) чтобы имелась эффективная система участия рабочих в доходах; в) чтобы оплата производилась за квалификационный уровень работника. Суть второго в следующем. "Отмена иерархического аппарата, групповое самоуправление, выборность руководства, коллективное, демократическое решение таких вопросов, как распределение прибылей, инвестиционная политика, характер продукции... (мини-демократия)". Вот всё, чем восхищается и что пропагандирует В. Белоцерковский.
Представим, что вся Россия работает, как "Мандрагона". Если по организации это будет набор таких объединений-мандрагон, то Русь станет общеобычной предпринимательской землей. Если это будет единая мандрагонская федерация, то мы снова станем тоталитарным государством с властью беспартийных менеджеров. Государство-синдикат в СССР и России уже было.

ШУШАРИН
Не являются социалистической собственностью «отношения людей по поводу процессов производства (технологий)» Шушарина. Его идея в следующем: «Объект собственности исторически меняется, и это то, что не заметил Маркс. Сейчас объектом собственности становятся отношения людей по поводу процессов производства (технологий), а не средства производства и земля…» (Чекалин А.Н. Темнее всего перед рассветом, с. 261). Что имеет в виду автор, когда говорит «объект»? Поскольку он говорит о некой новизне восприятия действительности, не мешает уточнить все понятия.
«Объект» можно рассматривать как существующий помимо нас внешний мир, материальную действительность. По Шушарину, это не объект собственности. Можно рассматривать как предмет, на который направлена какая-то деятельность. Это тоже не объект собственности по Шушарину. Можно рассматривать как предприятие, учреждение, всё то, что является местом какой-нибудь деятельности. Какой смысл вкладывает Шушарин в понятие «объект»? Это не средства производства, не земля, говорит он. Объектом собственности (собственностью) являются «отношения людей по поводу процессов производства». Иными словами, объектом собственности (собственностью) являются производственные отношения в части взаимодействия рабочей силы (человека) с средствами производства, т.е. в части некоей технологии: совокупности процессов, правил, навыков, применяемых при изготовлении какого-либо вида продукции в любой сфере производственной деятельности.
Поскольку процессы производства – это лишь часть производственных отношений, которые зависят от отношений собственности и продиктованы ими, постольку следует определить понятие «собственность». Собственность можно рассматривать: как имущество; как право распоряжения; как отношения людей по поводу возмездной передачи полномочий собственника владеть, пользоваться и распоряжаться его имуществом. Иначе говоря, собственность, с одной стороны, прямое (реальное) владение, пользование, распоряжение, с другой – аренда (временное прямое реальное владение, пользование, распоряжение). По своему исходному и конечному результату, а следовательно по сути, собственность – это присвоение.
Советская марксистская школа определяла собственность как отношения между людьми, выраженные через отношение к вещам. И это правильно: являюсь хозяином вещи (средств производства и земли) или не являюсь таковым. Отсюда: отношения между хозяевами, отношения между хозяевами и неимущими, отношения между неимущими, отношения между неимущими и хозяевами, отношения хозяев и неимущих в процессе производства, отношение неимущих граждан друг к другу в процессе производства, отношение хозяев к своим вещам, отношение неимущих к вещи хозяина, отношения между людьми вообще в процессе производства своей жизни, выраженные в законах постановлениях, указах, правилах, обычаях и так далее.
Процессы производства (технологии) как объект собственности, если они не предусматривают присвоение результатов, – полная бессмыслица, ведущая к апатии «собственников», что и произошло в СССР. По Шушарину же – это главная положительная особенность «социализма-1», основа «восходящей теории» будущего. Если и есть какой-то смысл в этой формуле, то только один: если социализм ведет к оскоплению собственности, т.е. лишает ее главного смысла – присвоения, то такой социализм никому не нужен. У него нет будущего.
Шушарин размышляет, и в его размышлениях есть живые зерна правды, но у него нет новой, тем более «уникальной» теории, в чем он сам признается в разговоре с Зюгановым («ЭФГ» № 34, 2004 г., «Если к власти придет оппозиция»).

В.С. Петрухин, член инициативной группы
«Новые коммунисты» по созданию ПРКР


Часть 3, 8.05.2009г. ЭФГ, №16-17. 
СОБСТВЕННОСТЬ И САМОУПРАВЛЕНИЕ
(часть 3)

Когда в условиях общественной собственности на средства производства владеют, пользуются и распоряжаются национальным богатством 100% населения и каждый по праву взаимодействует в непосредственном производстве со своей частью общего имущества, выстраивается социалистическая экономическая система и неантагонистические соревновательные (товарищеские) отношения между собственниками, то есть между людьми с одинаковым правом присвоения, между людьми одинакового общественного положения.

ОТ САМОУПРАВЛЕНИЯ РУССКИХ ОБЩИН К САМОУПРАВЛЕНИЮ РОССИЙСКОГО НАРОДА

Понятие "самоуправление" сводится к следующему определению. Это система местного (территориального) и производственного (на уровне предприятия) управления, при которой более или менее широкий круг вопросов, решаемых по преимуществу местными правительственными чиновниками или администрацией предприятия, передается в ведение органов, избираемых местными жителями или работниками. Таким способом подлинная власть доверяет народу вести государственные дела на местном уровне. Переданный местному самоуправлению круг вопросов всегда соответствует экономическому и правовому порядку государства. Поскольку народ неоднороден и делится по экономическим, социальным и физиологическим признакам, постольку на местном уровне идет дележ государственной власти между различными слоями населения, обычно в пользу местных собственников или их покровителей. Так, руками народа, укрепляется государственная власть и существующий способ присвоения. Следовательно, самоуправление нигде и никогда еще не было народовластием. Это всегда власть тех, кто владеет, пользуется и распоряжается имуществом для себя через свои формы общественного устройства. И нетрудно понять, что самоуправление как демократия (народовластие) развернется реально тогда, и только тогда, когда народ, в лице каждого из нас, станет собственником земли и других средств производства. В иных случаях самоуправление народа останется манком, с помощью которого охотники до власти завлекают замученного повседневностью обывателя.
Подлинное самоуправление народа должно идти от конкретного человека, который самостоятельно управляет собственной судьбой и у которого "права короля и обязанности простолюдина". Он сам – независимый хозяин своего полного дохода: его производитель и его потратчик. Для этого надо иметь неотчуждаемую экономическую основу – собственность, которая способна постоянно беременеть выгодой, стоит лишь хорошенько потрудиться. Только хозяева собственной жизни могут равноправно и с выгодой для каждого участника совместно управлять жизнедеятельностью предприятия, территории, субъекта федерации, всей федерацией. Это можно делать непосредственно (собрания, референдумы, законодательная инициатива) и через выборные органы.
Народ – собственник в лице каждой своей индивидуальности – будет заинтересованно и по праву выбирать оплачиваемых избирающими территориями представителей высших органов правления (законодателей, координаторов, судей), прекращать оплату тех, кто не оправдывает доверие. Избранные не должны и не будут являться членами политических организаций, а если являются таковыми, обязаны выйти из них. Поскольку самоуправляемый народ действует по собственному почину и для самого себя, высшие органы законодательного установления превращают народные инициативы в законы и нормативы, направленные на увеличение материального и духовного богатства каждого гражданина и социальную крепость всего населения. Высшими органами законодательного установления избираются подконтрольные им и народу исполнительные органы правления, задача которых – координировать исполнение бюджета, законов и нормативов и отчитываться перед избравшими их собственниками. Законодателями должен избираться и конституционный суд. Его задача – защита основ конституционного строя, прав и свобод граждан-собственников.
Так, через представителей в высших и местных органах правления, а также прямо, через референдумы, свободу слова, печати, собраний, митингов и шествий, реализуется самоуправление граждан-собственников. Его функции: координация внутренней экономической и социальной жизни, а также представление интересов народа на международной арене. Не государство должно доверять народу кое-какое местное управление, а народ должен избирать своих оплачиваемых представителей, доверять им правление от своего имени по всей вертикали и отказывать в доверии в любое время при ухудшении своей жизни или ущемлении своих прав.
Вся производственная и социальная инициатива в пределах законов и нормативов (владение, пользование и распоряжение капиталами, планирование, производство, руководство предприятиями, создание организационно-правовых форм, обмен, присвоение и распределение прибыли и прочее, а также контроль за деятельностью правящих представителей) должна быть в руках осуществляющего права собственности населения.
Итак, народ управляет сам собой тогда, и только тогда, когда каждый гражданин – собственник.
Но как только вырастает вопрос о народовластии, все властолюбцы, мечтающие встать над народом (и особенно вставшие над ним), кричат, что это невозможно, чтобы весь народ стоял у власти или чтобы он мог управляться без них. Они кричат это из-за нежелания отдавать власть народу, а не потому, что невозможно превратить каждого в собственника. Именно последнее (невозможность превратить каждого в собственника) и пытаются доказать чаще всего. А после падения СССР это становится как бы и не требующим доказательства.
В свое время Россия, а потом и СССР пошли за большевиками-ленинцами по пути национализации и огосударствления земли и других средств производства, а не по пути их социализации. Так объективно сложилось. Вопрос "почему?" можно задавать вечно и вечно спорить: правильно, не правильно. Мир того времени находился накануне научно-технической революции и мощного развития производительных сил. Известно, что это сопровождается значительными подвижками в организации труда и производства. Под давлением обстоятельств новая Россия неизбежно должна была сбросить сословную заскорузлость и консерватизм, а также ликвидировать внутреннюю раздробленность крестьянских самоуправляемых миров. Не будь откровенного перехвата власти большевиками у местного самоуправления и форсированного насильственного огосударствления земли и другого имущества, Россия, возможно, всё равно пошла бы по пути концентрации и централизации производства, а также наращивания промышленного потенциала. Вероятно, это делалось бы медленнее, но с научным напором и производственным разбором, прочнее и без жертв. Но это относится уже к разряду: абы да кабы.
КПСС завела процесс становления социализма в тупик, потому что, форсируя события, отстранила народ от творческого процесса производства и управления, утвердила наемный труд, объявила «государственный капитализм при коммунизме» (Ленин) и власть «совокупного капиталиста» (Энгельс) в лице партийной номенклатуры социализмом и стала укреплять свою власть и государственную собственность. Она загнала страну в рамки партийного устава, а себя сделала элитой, которой было не до социализма с собственностью и властью народа. Ей было – до себя. Коммунистическая партия превратилась в карманную партию номенклатуры, оберегала ее покой и интересы.
Несмотря на это, человечество получило в лице СССР чрезвычайный и полезный опыт ведения единого гигантского хозяйства. Передовая экономическая и социологическая научная мысль Советского Союза в перестроечный период правильно осознавала "самоуправление" (А. Нуйкин), "гражданское общество" (А. Мигранян), многие другие общественные понятия и категории (Опыт словаря нового мышления, Прогресс-Пайо, М. 1989). Но направление в сторону подлинного народовластия не было проработано. Всей мощью государственного аппарата оно было закрыто для научного и общественного осмысления. Тем не менее разработки велись и результаты получены. Автор этого материала обосновал экономическими расчетами и совместно с В.К. Дяченко разработал концепцию самоуправляющегося народа на основе персонализированного владения, пользования и распоряжения своей частью общей земли и другого имущества, теорию и пути практической реализации общественно-персонализированного способа производства. Сегодня Инициативная группа «Новые Коммунисты» по созданию политической партии «Партия Рабочего Класса России» (ИГ «НК» ПРКР) пропагандирует этот перспективный способ хозяйствования, предлагает объединиться для его осуществления.
В основании экономики самоуправляющегося народа завтрашней России лежат многовековая история российских самоуправляемых общин, значительный опыт управления экономикой СССР, многополезная практика новых форм и методов организации труда в современной Европе и Америке, а также истинность марксистской экономической науки о собственности и прибавочной стоимости. Именно теория прибавочной стоимости является стартовой площадкой для прорыва в высокопроизводительные сферы гражданского самоуправления.
Многовековой опыт общинного ведения хозяйства в России и марксистская теория прибавочной стоимости не вступают в противоречие друг с другом. Это две составляющие (раннепрактическая и полномасштабная теоретическая) одного направления – к индивидуальному (персонализированному) владению, пользованию и распоряжению общим имуществом и гражданскому самоуправлению. Объединение средств производства и земли в общий государственный массив с множеством организационно-хозяйственных форм деятельности собственников-совладельцев, а также территориально-производственное самоуправление по горизонтали и общегражданское по вертикали (социализм) – вот что содержалось в зародыше послереволюционной России, но было скрыто по следующим причинам.
В первом десятилетии становления социалистического общества (особенно при жизни В.И. Ленина) велся интенсивный поиск эффективных способов оплаты труда и объективных экономических начал регулирования разрушенного мелкотоварного хозяйства. В резолюции 21 Всероссийской конференции РКП(б) в декабре 1921 года говорилось: «…Основной задачей РКП в данный момент в области хозяйства является руководство хозяйственной работой Советской власти в том направлении, чтобы, исходя из наличия рынка и считаясь с его законами, овладеть им и путем систематических, строго обдуманных и построенных на точном учете процесса рынка экономических мероприятий взять в свои руки регулирование рынка и денежного обращения». Это не было осуществлено. Рыночные регуляторы (закон стоимости, закон прибавочной стоимости, закон спроса и предложения) были отброшены. Возобладало произвольное (волюнтаристское) регулирование народного хозяйства. Не был найден способ перевода рабочей силы в бестоварную форму (рабочая сила при социализме – не товар, т.е не продается и не покупается, становится бестарифной).
Это закрыло дорогу к социалистической собственности и самоуправлению народа, которые исторически вытекали (при объединении средств производства в общую собственность) из крестьянских долей и фабричного имущества рабочих: они неизбежно должны были превратиться (при превращении государственной формы собственности в непосредственно общественную) в первоначальный денежный капитал каждого на банковских счетах, выровненный по аналогии с общинным переделом. Этот капитал мог быть использован только для производства личного дохода при взаимодействии со своими средствами производства, в которые превращались деньги по желанию собственника. Размеры дохода не могли быть никем ограничены и могли зависеть только от труда каждого, как это было у крестьян, когда на своих одинаковых по качеству земли участках они получали (в зависимости от знания, опыта, сметки) разные результаты: урожаи, удои, доходы и другие выгоды. Параметры нормативной базы (кому, сколько, за что) в самоуправляемых общинах на разных территориях также были хорошо проработаны и показывали тенденцию развития общей нормативной базы в совместном производстве ассоциированных трудящихся – собственников-совладельцев.
Опыт государственного хозяйствования в СССР и разработанный мной на основании марксовой теории прибавочной стоимости метод присвоения прибыли самими ее производителями-трудящимися (http://www.21-petrukhin.ucoz.ru) делали и делают возможным прямое преобразование государственной собственности СССР и сегодняшнего экономического недоразумения в общественно-персонализированную собственность граждан России. На примерах конкретных хозяйств был отработан единый порядок извлечения прибавочной стоимости, создаваемой работающими собственниками в процессе производства, порядок нахождения каждого непосредственного производителя прибавочной стоимости и возвращения ему ее целиком (с учетом отчисления в бюджет) в виде полновесного дохода. Отработан механизм превращения граждан в собственников земли и другого имущества. А это прямой путь к гражданскому самоуправлению.
Сегодня прежняя экономика разрушена. Мы смогли на себе ощутить нечистое дыхание наплывающего капиталистического "эдема". Еще и еще раз оглядываясь, чтобы окончательно определиться в этом мире, приходим к убеждению, что будущее – за новым способом производства (где каждый экономическая личность) и самоуправляемым народом.
Русские крестьяне с их справедливостью отношений и расчетов, трудящиеся СССР с их равенством перед государственным произволом, рабочие западных самоуправляющихся предприятий с их мини-демократией доказали принципиальную возможность самоуправления народа во всех отраслях и организационно-правовых формах хозяйствования. Экономика современного мира – это высшие скорости производства. Она требует раскрепощения рабочей силы максимального числа граждан для добровольного высвобождения потенциальных возможностей каждого. Раскрепощенной до конца может быть только экономическая личность. Следовательно, экономика будущего – это экономика собственников-совладельцев. И она не может быть произвольной или стихийной. Она должна быть научно-обоснованной, саморегулируемой, алгоритмичной и поддающейся координации заинтересованных граждан.
Есть все предпосылки для осуществления такой экономики. Это – общественно-персонализированный способ производства. Дело за новыми учеными – экономистами, правоведами, политиками и всеми гражданами. Подлинное народовластие – это самоуправляемый снизу доверху народ, действующий по собственному почину и для самого себя. И если есть у России свой путь – это путь к самоуправлению народа.

В.С. Петрухин, член Инициативной группы «Новые Коммунисты» по созданию Партии Рабочего Класса России